Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в городе т. (список заголовков)
05:32 

прогулка по поместью. часть первая. историческая.

Тому, кто осилит весь текст, дам конфетку.)

Всё началось в далеком 1809 году, когда за заслуги перед отечеством английскому предпринимателю и политику Джозефу К. был подарен участок земли в 400 акров на берегу большого озера. Перед ним было поставленно единственное условие - он должен был построить на этом участке дом в течении четырех лет. Недолго думая, он построил деревянную хибарку, которая не сохранился до нашего времени. Только в 1866 году внук Джозефа, Джон, решил возвести дом для себя и своей молодой жены Элизабет. Так как семья К. большую часть года проводила в городе, этот дом превратили в летнюю резиденцию, где семья могла насладиться прохладой, доносившейся с озера, знойными летними днями. После смерти Джона в 1875, имение перешло к его дочери, Мейбл. Мейбл имела необычные для того времени взгляды на жизнь. Она не была религиозной, не планировала выходить замуж и слыла очень энергичной и даже несколько агрессивной особой. Когда ей было 21, её мать отправилась с ней и другими детьми в долгое путешествие. По возвращению, Мейбл познакомилась с Эгаром Адамсоном, и между ними вспыхнул бурный роман. Когда был назначен день их свадьбы, Мейбл написала в своем письме Эгару, что меньше всего хотела бы, чтобы их брак стал данью традиции и обузой для обоих. "Я выхожу замуж только потому, что люблю тебя и хочу жить с тобой. Если вдруг я посчитаю, что между нами больше ничего нет, я уйду. Надеюсь, что ты поступишь так же." Они поженились в 1899 году, а двадцать лет спустя было решено возвести роскошный дом на месте старого коттеджа. К тому времени на территории поместья находилась деревянная "сторожка" в виде ворот и большой амбар. Эгар хотел построить дом, похожий на те, которые он видел в Бельгии, где воевал во время Первой Мировой. В 1920 г. Адамсоны въехали в этот красивый дом фламандского стиля и пробыли в нем хозяевами до 70-ых годов, когда всё поместье было выкуплено муниципальными властями. Теперь здесь находится Консерватория, участок Адамсонов стал частью парка, и летом здесь можно увидеть счастливых женихов и невест, фотографирующихся во дворе и саду. А теперь о грустном...

Мейбл и Эгару не суждено было обрести счастья в их новом доме. В 1914 г. Эгар ушел на фронт, несмотря на то, что ему было 48 и он был слеп на один глаз, и вернулся домой только после окончания войны. Каждый день он писал жене письма, в которых подробно описывал события, людей и повседневную жизнь солдат в окопах. Прочитав отрывки его писем, можно понять, почему Эгар вернулся с фронта совсем другим человеком, опустошенным и очень раздражительным.

"All the wells are poisoned. Every prisoner had a photo of one or more most repulsive naked women. One of our Divinity student sergeants made an officer eat three most filthy postcards. A German major refused to be sent with prisoners to the rear, except in charge of a major. He will trouble us no more."
.......
"I rode the afternoon to Ypres. The Cathedral, Town Hall, Hotel, station, and about one-eighth of the town are blown to pieces; the walls only of what looked like a very fine Cathedral now stand. The Germans still continue to put in a few shells every day."
.......
"The rats were so bad... [and] the stink of the dugouts is almost choking.”


Мейбл надеялась, что в новом доме и в кругу близких Эгар обретет утраченный покой. Но он становился всё более невыносимым, и в конце концов когда-то безумно любящие друг друга люди не могли находиться вместе в одном доме. Оставив жену и детей, Эгар уехал в Англию, чтобы сполна насладиться жизнью, которую омрачила война. Мейбл надеялась, что рано или поздно муж устанет от бесконечных попоек и вернется в семью. Но Эгар пользовался большой популярностью в светских кругах, благодаря своим рассказам о войне. В 1929 г. его веселью пришел конец: самолет, на котором находились Эгар и его друг, упал в Ирландское море. Эгара удалось спасти, но три часа, проведенные в ледяной воде, очень пагубно отразились на его здоровье. Мейбл и их сын Энтони находились у постели больного до самой смерти. Тело Эгара было перевезено в поместье и позже кремировано. После смерти матери в 1943 сын Энтони стал последним хозяином поместья.


@темы: пошла языком чесать, в городе Т.

22:29 

пройтись по улице

Для удобства, каждая фотография отдельно под катом, чтобы сразу все не грузить. Enjoy.)

- o1 -

- o2 -

- o3 -

- o4 -

- o5 -

- o6 -

- 07 -

- o8 -

- o9 -

- 1o -

- 11 -

- 12 -

- 13 -

- 14 -

- 15 -

- 16 -

- 17 -

- 18 -

- 19 -

- 20 -

- 21 -

- 22 -

@музыка: vangelis

@темы: в городе Т., запечатленное

07:13 

Malta Village

В городе Т., как обычно, очень влажно. Небеса сжалились над нами - сегодня небо затянуто плотным, светло-серым ковром. Голые руки и ноги становятся липкими к концу долгой прогулки, и постоянно хочется пить. У старых, облезлых зданий припаркованы новые дорогие машины. По воскресеньям магазины рано закрываются, на улице почти никого нет. Каждая вторая витрина пуста и покрыта толстым слоем пыли. Каждая четвертая древняя лавка предлагает приобрести ещё более древние вещи: скрипящие деревянные стулья, бразильские стиральные машины, журналы 70-ых, всевозможные вазочки-блюдечки-чайники, радио и магнитофоны. Проскользив взглядом чуть выше вывески очередного магазина, можно увидеть два окна с серыми - как будто они тоже все в пыли - занавесками; в одном стоит горшок с цветами, из другого, отодвинув пыльную штору и, несомненно, чихнув, выглядывает силуэт женщины. Другая пожилая женщина тщательно поливает свои двухметровые подсолнухи. Её серьезная сосредоточенность выглядит немного нелепо на фоне облупившихся стен и полуразваленных лестниц её дома. Странного вида церкви всевозможных конфессий пестреют не менее странными лозунгами. Читаешь название церкви - "Shalom Korean Church" - и думаешь, что пропустил что-то важное на уроках географии, и до сих пор не знаешь, что и в Корее есть свои Шаломы... Другая церковь напоминает о скором прибытии Христа и просит быть готовыми... А кругом полно итальянских и мальтийских забегаловок. Этот район так и называется - Мальтийский поселок. На витрине итальянской парикмахерской лежит, судя по всему, очень сытый кот. Напротив - маленький "Мальтийский парк", размером заслуживающий свое название. Конечно, вся улица вместе со всеми домами и магазинами ничуть не ассоциируется с миниатюрным средиземноморским островом. Тем не менее, район хранит в себе немного истории, отрывками спрятанной за стеклом пыльных витрин и в окнах старых кирпичных домов. Побольше бы таких улиц в славном городе Т.

p.s. Иллюстрации будут завтра.

@темы: в городе Т., запечатленное, пошла языком чесать

metamorphosis

главная